Митлянский Максим Даниэльевич
(р. 1953 г.), в 1986 году окончил худграф МГГУ им. М.А.Шолохова, с 1981 г. — член Молодёжного объединения при Союзе художников России, с 1986 г. — член МСХ (товарищество живописцев), с 1981г. Участвует в выставках Союза художников России. Преподает живопись и основы композиции в Российской Государственной специализированной академии искусств, доцент.

Работы представлены в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге, Московском музее современного искусства (Москва), Коллекции современного искусства Музея-заповедника «Царицыно» (Москва), Государственном архитектурном и художественном музее-заповеднике в Новом Иерусалиме (г. Истра), Вологодской картинной галерее, Ярославском Художественном Музее, Калининградской картинной галерее, Брянском художественном музее, Нижне-Тагильском государственном музее изобразительных искусств, Омском областном музее изобразительных искусств им. Врубеля, Томском художественном Музее, Тульском областном художественном музее, Южно-Сахалинском художественном музее, Нижегородском художественном музее, Калужском областном художественном музее, Переславль-Залесском Музее-заповеднике, коллекции Андрея Ерофеева и других музеях и частных собраниях. Работы находятся в постоянной экспозиции Ярославского художественного музея, Калининградской картинной галереи и др.

 

Таруса. 2011.

Мои родители – Даниэль Юдович Митлянский и Нинель Владимировна Богушевская были художниками. Вполне известными и успешными. Но почему-то изначально они не хотели, чтобы я тоже стал художником. А мечтали они, чтобы я стал ученым-физиком, как их знакомые академики-физики. Не дав мне доучиться в нормальной средней школе, они принудили меня поступить 8 класс математической школы N2, из которой меня вскоре чуть было не отчислили за неуспеваемость. Но, не желая огорчать родителей, я взял себя в руки и благополучно ее окончил. Потом были МИСИС (Московский институт стали и сплавов), аспирантура, работа в НИИ, и на этом моя научная карьера завершилось. Родителей я уважил. Пора было подумать и о себе. Поскольку я был уже перестарок, поздно было идти учиться в Суриковский или Полиграф, я определился на художественный факультет в педагогический институт. Так непрямыми путями, я все-таки пришел к тому, чем я сейчас занимаюсь…

Живопись для меня — неотъемлемая часть жизни: и работа, и увлечение, и рефлексия, и …многое что еще, но, к сожалению, не способ заработать на жизнь. Поэтому есть еще официальная работа — преподаю живопись и композицию в РГСАИ…

Сегодня в эпоху перфомансов/видео-арта/акционизма и прочих измов, когда «живопись умерла», когда искусство подразделяется на актуальное и прочее, занятие живописью в традиционном смысле может быть воспринято как нечто архаичное. Значит я – типичный представитель неактуального искусства, «живописный фундаменталист» (как определял нас мой покойный товарищ, художник Андрей Таль). И мне вполне комфортно находится в этом формате.